Реа В. Остен
Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": "7-5. Россия|Пруссия. Гилберт, нарядившийся призраком, пугает Ивана, словно в детских страшилках. "Отдааай мой Кёнигсберг!" H!" За идею благодарю заказчика: your little Desert Eagle.

*

Под самый конец октября близкий север дохнул холодом, и к ночи с моря принесло снежную, ледяную бурю. Ивану не спалось. Уу, погодка! Точно – нечисть местная, европейская свой праздник справляет. Эх! Съездил на янтарное взморье… Вот же везёт, как всегда…
Иван поднялся с топчана. Неохота на улицу выходить. Тоже, Европы: тёплого сортира нет…
Внезапно среди воя метели раздался отчётливый стук в окно. Иван вздрогнул от неожиданности. Стук повторился.
– Тебе чего? – громко спросил Иван.
В ответ послышался стон – жалобный, протяжный, но и угрожающий: «Отда-аай!..»
– Тьфу! Достали! Этому отдай, тому отдай! Мерещится уже!
Иван решительно вышел на крыльцо. Сырой холодный ветер налетел со снегом, ударил, и тут же из мглы выступила безмолвная белая фигура.
Иван улыбнулся.
– Ну и дела! Слушай, а где же тыква?
– На плечах у тебя! Какая тебе ещё тыква в такую погоду! Всё равно свечку задует! – голос был знакомый, но чей – Иван не успел вспомнить.
Спохватившись, призрак провыл:
– Отда-аай мой Кё-оонигсберг!
Иван отозвался с живым и весёлым любопытством:
– А ты кто? Ты этот… Попа вон отсырела?
– Чего?! – голос снова зазвучал знакомо.
– Того!
Несколько секунд привидение молчало – видимо, сдерживая гнев; затем снова взвыло:
– Отдааай!
– Ага, так не отсырела, значит?
– Брагинский! Ты что за пургу несёшь! Щас у тебя самого штаны отсыреют!
Иван злодейски расхохотался:
– Ах-ха-ха-ха! Ги-иилберт, кого я вижу! Давно не видались! Что ж ты так, Гилберт? Забыл своего героя!
– Это тебя, что ли?! Тебя и захочешь – не забудешь!
– Ну что ты, Гилберт! Меня, конечно, не забудешь, я про такое и подумать не мог! И потом, герой у нас не я, как тебе известно.
Белая фигура совершила странное движение: Гилберт, забыв, что под простынёй его не видно, покрутил пальцем у виска.
– Ну, Брагинский…
Иван ласково улыбнулся:
– Что – ну? Знаешь, как у нас говорят – не нукай: не запряг. Ты же, Бертик, вроде из ума ещё не выжил. Вроде рано тебе, да и вообще с нами, странами, этого не бывает, кажется. Ты постарайся, вспомни, как героя-то звали? Ну, барон-то ваш, тевтонец, великий магистр? Который замок строил? А?
– А-аааа! – Гилберт вспомнил. Попа… тьфу! Поппо фон Остерберн. От гнева даже и «Бертик» проскочил незамеченным; сбросив простыню и подвывая, Гилберт кинулся в драку. Иван, улыбнувшись ещё более ласково, двумя пальцами поймал его за китель, приподнял в воздух и, держа на вытянутой руке подальше от себя, вкрадчиво заговорил:
– Бертик!
– Аааа!
– Спокойней… твой этот, Попа…
– Аааа!
– …вон отсырела – сам бы с тем же успехом мог сюда с того света явиться. Ну, кому я тут доверю свой Калининград, как ты считаешь? Что Попы твоего нет, что тебя самого.
– Ванькааа! Убью-ууу!
– А кто тебе тут Ванька, а, Бертик? Я с тобой вежливо, по-доброму, а ты, ишь, раскипятился, убить грозишься… опять… как у тебя только совести хватает, а? У тебя вообще она есть?.. Эх ты… хулиган ты, Бертхен, майне хэрцхен…
– Ктооо?!
– Хулиган, хоть имечко у тебя такое… сладкое. Не то что у твоего барона.
– Ванька, химмельдоннерветтер!
– Ну, что мне с тобой сделать за твою наглость? А давай я тебя в море брошу! Балтийское. Вон оно, рядом. Да нет… – с сожалением продолжал Иван, – не потонешь, выплывешь…
– Аыыы!
– Вот что мне в тебе нравится, дорогой мой, так это твоё упрямство. Другой бы давно пардону запросил. А ты всё не уймёшься: орёшь, брыкаешься… ты не брыкайся так, китель порвётся, как раз и улетишь в Балтику.
– Аааа! – Гилберт рванулся изо всех сил, китель, действительно, треснул, и Гилберт отлетел далеко в сторону, в снег.
– Ушибся? – участливо спросил Иван. Гилберт молча погрозил кулаком, поднялся и побрёл прочь, напутствуемый утешениями:
– Да ты не переживай, Бертик, не расстраивайся! Всё равно я свой Калининград никому отдавать даже и не собираюсь. Ни тебе, ни Людвигу, ни этому твоему… барону, если вдруг явится.

05.01.2012

@темы: чёрный юмор, Россия, Пруссия, Иван и другие