• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: иван и другие (список заголовков)
20:54 

lock Доступ к записи ограничен

"для взрослых". на всякий случай. опасаюсь попасть под новые запреты.

URL
02:22 

обаятельный злодей — «это такое быдло типаж», самое меньшее, со времён «Клариссы Харлоу». или ещё гораздо раньше... есть в нём что-то архетипическое даже, пожалуй. /падший ангел/.
вот потому-то, возможно, и Гилберта — Пруссию любят. а вот Ивана — думается мне, не поэтому. не в русском фандоме, по крайней мере)

@темы: заметки, Пруссия, Иван и другие

22:43 

безумные японцы

или кто там — рисуют глядя в зеркало, что ли?
третий раз уже замечаю, что у Наташи ножик в левой руке. я проверяла, по канону она вроде ни разу не левша? и даже не амбидекстр. обычная правша. и вообще, дался им этот ножик... Ивану его труба гораздо больше подходит, нож белорусам вообще ни с какой стороны, по-моему. совершенно произвольная фантазия. =/ и несправедливая. (
особенно нож против России...

*

...хоть кухонным его обычно не рисуют, надо отдать справедливость. это только на нашей картинке /по которой мы с Utsuro конкурсную историю сочиняли/ он такой. а так — даже пару раз видела финку.

@темы: заметки, Россия, Иван и другие, Беларусь

11:29 

Страны и мы*

Каково оно – быть страной и в то же время человеком?
Быть всеми нами вместе, каждым из нас; каждого знать даже несколько лучше, чем мы сами знаем себя: ведь страна – это и наши родные, друзья, знакомые, которым со стороны многое в нас виднее.
Чувствовать каждого от рождения и до смерти, всех одновременно, смотреть на жизнь каждого его же глазами, знать тайные помыслы, намерения, планы; переживать, как свои собственные, радости каждого своего жителя, его скорби, его страдания; помнить его памятью и забывать его забвением.
Быть, кроме того, ещё и отдельной личностью, человеком, чей характер – это характер страны и её народа. Ещё – быть таким, как средний, обыкновенный житель страны в каждую из её эпох; быть вместе с большинством своих людей. Но только помнить свою историю: собственную жизнь.
При желании можно отключить режим «чувствую всех и каждого одновременно» и оставить только некоторых, по выбору; или только свою человеческую личность. Это очень редко делается; чувствовать каждого и всех одновременно и с одинаковой силой – обычно для страны, это не мешает ей жить своей собственной жизнью, в соответствии с политическими событиями. И в любой момент страна может внимательнее прислушаться к любому из нас, не забывая и остальных. Часто это происходит, когда кто-то начинает приобретать известность, в какой угодно сфере, и неважно, добрую или плохую; но только в самом начале известности. Потом страна воспринимает своих знаменитостей так же, как их воспринимает большинство жителей. И одновременно чувствует каждого из них, как обычно; ни больше, ни меньше, чем самого последнего своего бедняка, безвестного бродягу.
А если души бессмертны, если есть другой мир – тогда, может быть, и он открыт странам.

Кто покидает страну, того она на время его отсутствия – на несколько часов или навсегда – теряет из виду, из поля своего внимания, перестаёт его чувствовать и знает о нём только то, что известно оставшимся. Если же человек возвращается, стране открывается, что с ним было в отсутствии – по его памяти, так, как помнит он сам.
А вот чтобы чужестранцу попасть в поле внимания, мало только приехать. В наше время это мистическое событие соответствует такому бюрократическому акту, как получение гражданства. Человек становится гражданином страны, и с этого момента она узнаёт его. Далеко не всегда для этого достаточно родиться в стране… Это печально, но так уж устроен современный мир – и так чувствуют страны в моём воображении. Раньше бывало сложней и таинственней, как вообще сложна и таинственна жизнь: надо было освоиться. Человек мог даже сам и не заметить, когда это происходило; но страна с какого-то момента чувствовала его своим – даже если у него и не было документов о гражданстве. Ну а теперь это упростилось, автоматизировалось.

По этой логике Ивану, пожалуй, следовало бы носить крестик: наверно, большинство жителей России всё же носит.

– По этой логике, – уточняет Иван, – мне бы следовало быть бабой. И половую принадлежность менять в зависимости от демографической ситуации. А вот Китай тогда уж точно мужик.

--------------------------

*разработка идеи, высказанной .Severatrix. в её фанфике «Мечты сбываются!».

@темы: вообще говоря, Россия, Китай, Иван и другие, эссе

11:14 

Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": «8-19. Россия/Америка. "Даже за чертой, я всегда буду рядом"». Не назвавшегося заказчика благодарю за идею.

*

«И даже в краю-ууу! — фальшиво и прочувствованно гнусит Иван. — Наползающей тьмы-ыы! За гранью смерте-эль! Нава кру-уга, я знаю, с тобой не расста-аа! Немся мыы!..»
При словах «не расстанемся» Альфред меняется в лице.
— Ти-пун тибье — на — язык!
Иван молча глядит на него, покачивая головой, затем достаёт свой обрубок трубы. Страны знают мысли друг друга; а тут и мысли-то самые простые. И, заговорив, Иван будто бы и не обращается к собеседнику, а продолжает думать, только — вслух.
— Все умрут, а ты останешься... да, Альфред?
— Ничего подобного, я действую только во имя идеалов демократии... — вяло защищается Альфред. Вид трубы его нервирует и отвлекает.
— Ну-ну...
— Э, Ваня! На безоружного?!
Иван задумчиво рассматривает своё оружие.
— Будем жить, — твёрдо говорит он и повторяет, Альфреду и самому себе: — Будем жить.

14.02.12

@темы: современность, Россия, Иван и другие, Америка, )

23:35 

Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": «8-4. Россия/Япония. "Пришел — спасибо, ушел — большое спасибо" Психодел. А+». И ещё раз благодарю заказчика: Лася.

*

Серый, желтоватый свет, бредовый, больничный, тюремный. День, из таких, которым, кажется, конца не будет, никогда ничего не изменится; застывшее мгновение, оно же – вечность...

@темы: современность, Япония, Россия, Иван и другие

23:34 

Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": «8-4. Россия/Япония. "Пришел — спасибо, ушел — большое спасибо" Психодел. А+». За идею большое спасибо заказчику: Лася.

*

Утро, нежный свет, пора цветения вишен...

@темы: современность, история, Япония, Россия, Иван и другие

23:00 

Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": «8-3. Германия | Россия (можно пейринг). "Свободен лишь тот, кто владеет собой" — "Свободен лишь тот, кто владеет другими!"» За идею благодарю заказчика: Лася.

*

Людвиг помнит безумную идею своего безумного вождя: свободен лишь тот, кто владеет другими. Казалось...

@темы: современность, история, Россия, Иван и другие, Германия

18:36 

Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": "8-2. Россия | Япония. Общительный русский и замкнутый азиат застряли вместе в лифте." За идею спасибо Miuccia.

*

Иван жизнерадостно скалится:
— Ну что...

@темы: Иван и другие, Россия, Япония, чёрный юмор

18:35 

Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": "7-15. Китай | Россия. "Ты всего лишь ребёнок, который думает, что всё на свете должно принадлежать ему". А+".
За идею сердечно благодарю автора заявки, пользователя Лася.


*

вот.

13.01.2012

@темы: Иван и другие, Китай, Россия, современность

18:34 

Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": "7-5. Россия|Пруссия. Гилберт, нарядившийся призраком, пугает Ивана, словно в детских страшилках. "Отдааай мой Кёнигсберг!" H!" За идею благодарю заказчика: your little Desert Eagle.

*

Под самый конец октября близкий север дохнул холодом, и к ночи с моря принесло снежную, ледяную бурю. Ивану не спалось. Уу, погодка! Точно – нечисть местная, европейская свой праздник справляет. Эх! Съездил на янтарное взморье… Вот же везёт, как всегда…
Иван поднялся с топчана. Неохота на улицу выходить. Тоже, Европы: тёплого сортира нет…
Внезапно среди воя метели раздался отчётливый стук в окно. Иван вздрогнул от неожиданности. Стук повторился.
– Тебе чего? – громко спросил Иван.
В ответ послышался стон – жалобный, протяжный, но и угрожающий: «Отда-аай!..»
– Тьфу! Достали! Этому отдай, тому отдай! Мерещится уже!
Иван решительно вышел на крыльцо. Сырой холодный ветер налетел со снегом, ударил, и тут же из мглы выступила безмолвная белая фигура.
Иван улыбнулся.
– Ну и дела! Слушай, а где же тыква?
– На плечах у тебя! Какая тебе ещё тыква в такую погоду! Всё равно свечку задует! – голос был знакомый, но чей – Иван не успел вспомнить.
Спохватившись, призрак провыл:
– Отда-аай мой Кё-оонигсберг!
Иван отозвался с живым и весёлым любопытством:
– А ты кто? Ты этот… Попа вон отсырела?
– Чего?! – голос снова зазвучал знакомо.
– Того!
Несколько секунд привидение молчало – видимо, сдерживая гнев; затем снова взвыло:
– Отдааай!
– Ага, так не отсырела, значит?
– Брагинский! Ты что за пургу несёшь! Щас у тебя самого штаны отсыреют!
Иван злодейски расхохотался:
– Ах-ха-ха-ха! Ги-иилберт, кого я вижу! Давно не видались! Что ж ты так, Гилберт? Забыл своего героя!
– Это тебя, что ли?! Тебя и захочешь – не забудешь!
– Ну что ты, Гилберт! Меня, конечно, не забудешь, я про такое и подумать не мог! И потом, герой у нас не я, как тебе известно.
Белая фигура совершила странное движение: Гилберт, забыв, что под простынёй его не видно, покрутил пальцем у виска.
– Ну, Брагинский…
Иван ласково улыбнулся:
– Что – ну? Знаешь, как у нас говорят – не нукай: не запряг. Ты же, Бертик, вроде из ума ещё не выжил. Вроде рано тебе, да и вообще с нами, странами, этого не бывает, кажется. Ты постарайся, вспомни, как героя-то звали? Ну, барон-то ваш, тевтонец, великий магистр? Который замок строил? А?
– А-аааа! – Гилберт вспомнил. Попа… тьфу! Поппо фон Остерберн. От гнева даже и «Бертик» проскочил незамеченным; сбросив простыню и подвывая, Гилберт кинулся в драку. Иван, улыбнувшись ещё более ласково, двумя пальцами поймал его за китель, приподнял в воздух и, держа на вытянутой руке подальше от себя, вкрадчиво заговорил:
– Бертик!
– Аааа!
– Спокойней… твой этот, Попа…
– Аааа!
– …вон отсырела – сам бы с тем же успехом мог сюда с того света явиться. Ну, кому я тут доверю свой Калининград, как ты считаешь? Что Попы твоего нет, что тебя самого.
– Ванькааа! Убью-ууу!
– А кто тебе тут Ванька, а, Бертик? Я с тобой вежливо, по-доброму, а ты, ишь, раскипятился, убить грозишься… опять… как у тебя только совести хватает, а? У тебя вообще она есть?.. Эх ты… хулиган ты, Бертхен, майне хэрцхен…
– Ктооо?!
– Хулиган, хоть имечко у тебя такое… сладкое. Не то что у твоего барона.
– Ванька, химмельдоннерветтер!
– Ну, что мне с тобой сделать за твою наглость? А давай я тебя в море брошу! Балтийское. Вон оно, рядом. Да нет… – с сожалением продолжал Иван, – не потонешь, выплывешь…
– Аыыы!
– Вот что мне в тебе нравится, дорогой мой, так это твоё упрямство. Другой бы давно пардону запросил. А ты всё не уймёшься: орёшь, брыкаешься… ты не брыкайся так, китель порвётся, как раз и улетишь в Балтику.
– Аааа! – Гилберт рванулся изо всех сил, китель, действительно, треснул, и Гилберт отлетел далеко в сторону, в снег.
– Ушибся? – участливо спросил Иван. Гилберт молча погрозил кулаком, поднялся и побрёл прочь, напутствуемый утешениями:
– Да ты не переживай, Бертик, не расстраивайся! Всё равно я свой Калининград никому отдавать даже и не собираюсь. Ни тебе, ни Людвигу, ни этому твоему… барону, если вдруг явится.

05.01.2012

@темы: чёрный юмор, Россия, Пруссия, Иван и другие

19:01 

Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": "7-21. Россия/Польша. Польша обижается на введение Дня народного единства. Н!" За идею благодарю заказчика: Витомира.

*

– Слушай, типа, кто старое помянет…
«Всегда был нахал, – думает Иван. – Но ценю отвагу». – А вслух говорит:
– Да ты знаток.
Польша, самодовольно:
– А то!
– Знаток, а что там насчёт горбатого, помнишь?
– «Я сказал, горбатый!»
– Нет, Феликс, дорогой, не то… не совсем холодно, правда, – вздыхает, изо рта вылетают облачка пара, – но… не то. Может, ещё подумаешь? Ну, что-нибудь поближе к теме.
– У верблюда два горба, потому что жизнь – борьба! Собака лает, караван идёт! Докажи, что ты не верблюд!
– Теплее, Феликс, теплее… но не то. Подсказочка: Великая Польша до Киева! Земли Западной Украины и Западной Беларуси – в составе Речи Посполитой!
«Совсем крыша у Вани улетела». – Феликс, не веря своему счастью:
– Брагинский… в натуре – это мне?! К празднику, да?! Иване, коханый мой!
Иван морщится.
– Э, э, Фелек, полегче… остынь слегка. Не путай. Во-первых, это не моё всё-таки. Это сестричек. А во-вторых – не подарочек, а подсказочка. Чтоб ты насчёт горбатого вспомнил.
– Да ну тебя, Брагинский! Этак до инфаркта довести можно! Сам ты горбатый!.. Не-не-не, я не то хотел сказать, я нечаянно…
– Феликс, вижу, ты ошалел малость, толку от тебя не дождёшься. Я тебе уж, так и быть, сам напомню мою народную пословицу: горбатого могила исправит.
Ласково:
– Ну-ну, подожди, не падай в обморок, что ж ты так сразу… я ещё не всё тебе сказал. Что дарить-то мне думаешь к празднику? Варшаву твою не надо, обрыдла… как горькая редька. С тобой самим вместе, так что на «лучший твой подарочек – это я» – не рассчитывай. Как это ты выражаешься… не прокатит. Очнись! Как следует поразмысли... мозгами пораскинь. Чтоб на следующий год подарок был. Жду с огромным нетерпением.

05.12.2011

@темы: чёрный юмор, современность, Россия, Польша, Иван и другие

18:12 

Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": "6-40. Россия | Америка. 1812 год. "У меня Отечественная война была. А ты чем занимался?" Заказчику — Bonny Rain — спасибо за идею.

*

— Ванька, у тебя совесть вообще есть?
— Даже ум и честь ещё. А что?
— А склероза у тебя нет?
— Хм... Фредди, а что ты такой смелый нынче? Гороскопов, может, начитался? Сегодня твой день? Кстати, ты кто по Зодиаку?
— А у тебя, Ваня, нынче, похоже, день идиотских вопросов. Я всегда смелый. Ты что, и это забыл? Так дай свой кран, я тебе по башке съезжу как следует — может, память прочистится.
Ваня, бормочет про себя:
— Hard reset...
Альфред, издевательски:
— Не понял тебя, Ваня.
— Щас поймёшь. Щас поглядим, кто кому мозги прочистит.
Замахивается краном. Америка ловко перехватывает руку:
— Стой, Ваня. Не спеши, остынь. Подумай... если в состоянии. Вспомни. Во-первых, я тогда ещё молодой был. Только что от Англии ушёл. Не до Европы мне было, знаешь ли. Своими делами занимался, в чужие не лез.
— Хорошее было время... Да только нет, Альфред, ты и тогда мимо чужих дел спокойно пройти не мог... Небось, ты и придумал международную солидарность.
Альфред, не слушая, продолжает с пафосом:
— А во-вторых, я за свободу. И всегда был за свободу. И сейчас остаюсь. Что, скажешь, нет? За демократию! Наполеон нёс народам Европы свободу! И демократию! А теперь я несу её народам всего мира!
— Чушь ты несёшь, Фредди. Как обычно.
Фредди, жёстко:
— А ты бы уж помалкивал, что ли, Ваня. Кто коммунистический интернационал хотел устроить, а? Ну что, хватит скандалить? Мир-дружба-жвачка?
Ваня, скептически:
— Мир и дружба у нас будут, когда ты со мной объединишься. Сам знаешь, придётся когда-нибудь... А жвачка... Ладно уж, так и быть... давай.
Фред, протягивая жвачку, вдруг вспомнил; обиженно:
— Война войной, однако ты аж в мою Калифорнию в это самое время впёрся!
— Вот. Сам признал: я, понимаешь, новые земли осваиваю, хоть у меня и война, да с таким супостатом, который всю Европу под себя загрёб. Кстати, это ещё не твоя тогда была Калифорния. Между прочим. А ты эти земли потом за бесценок к рукам прибираешь. Хорошо устроился, ерой хренов! И жвачки твоей не надо.
— Это их твой босс мне за бесценок отдал, это не ко мне претензии. А насчёт жвачки — да как скажешь, Иван. Целей будет.

13.11.2011

@темы: современность, история, Россия, Иван и другие, Америка, )

17:45 

Исполнение заявки в сообществе "Axis Powers Hetalia One String Fest": "6-47. child!Россия, child!Беларусь. Ходить по полю подсолнухов, держась за руки и счастливо улыбаясь". За идею спасибо заказчику: Хачи.

*

— Никаких там подсолнухов... тем более полей. Леса, цё-оомныя, густые... да луга по рекам. Да лесные поляны, помнишь? Просторные, светлые. Даже сейчас остались ещё. А тогда — день идёшь, два, неделю — а вокруг лес, лес, а потом поляна... Или речка, а у речки луг заливной. Ляжешь на траву — и глядишь в небо.
Это ромашки были. Всё наоборот: лепестки белые, серёдка жёлтая — солнышко. Наше, северное, тихое, весёлое. "Ихний Вашингтон южнее Ферганы", да его тогда ещё и не было. Древние майя свои маисовые лепёшки пекли, а северные племена охотились в прериях.
Всё ты забыл, Ванечка... последний ум, смотри, потеряешь с подсолнухами своими, с американской мечтой.
— Наташа, ты опять? Договорились же, не будем ссориться. Ромашки — это пройденный этап.
— А твои подсолнухи у меня и не растут, между прочим.
— И что, я виноват тебе?
— Ваня, не будем ссориться... Ты же сам предложил — давай вспоминать. А где я тебе возьму подсолнухи, если вспоминать? Тем более целое поле. Ты ещё скажи, комбайн подсолнухоуборочный.
— Эх, Ната, бедненькая у нас с тобой история, и вспомнить толком нечего...
— Не скажи, Ванечка... не горячись.
Ваня скривился.
— Да уж...
— Что ж, не только плохое, хорошее тоже было. Иначе бы мы до этого времени и не дожили.
— А дальше, Наташа? Дальше-то что будет? Неужели хуже, чем прежде?
— Не знаю, Ванечка. Ты старший, тебе, в общем-то, видней должно быть...
— А я и подавно не знаю, Ната. Всякое бывало — вот живы пока. Бог спас, наверно. Теперь ещё очень даже неплохо. Но время-то — другое... Изменился этот мир, Наташенька, с тех пор, как мы с тобой были маленькие. И дальше меняется.
— Ты только сам не сдавайся, Ваня. Как ты всегда: не сдавайся, и всё. И вместе нам бы надо держаться. И на Бога надеяться. А там уж — что будет, то будет.
— Вот всегда бы ты, Наташа, так — ласково. Ладно уж, давай про твои ромашки поговорим.

13.11.2011

@темы: современность, история, Россия, Иван и другие, Беларусь

14:27 

На добрую память!..

Написано на Осенний фестиваль в сообществе Axis Powers Hetalia Festival, по этой картинке.


*

– Ваня, а почему у тебя такие большие уши?.. Нет, не то... Ваня! Где твой шарф?! А?! Ты, паразит, куда его дел?! Ты думаешь, уши нацепил, теперь всё можно?! Тебе Катюша зачем шарфик подарила? Чтоб ты его снял и хрен знает куда засунул?! Катюшу обижать не позволю! Я лучше тебя повешу на этом шарфике, не посмотрю, что ты длинный, найду сучок повыше!
Вон тебя даже поклонница не узнаёт, думает, ты Америка без очков. И Литву из-за тебя не узнала, подумала, он Англия без флага... Ну ладно, поклонница не соображает. В конце концов, она же твоя поклонница, а не Англии с Америкой и даже не Литвы. Но ты, Ваня, смотри – доиграешься... в зайчика. Порву я тебя на британский флаг. Вот и будет тебе тогда Страна Чудес. Ты её, главное, со Страной Дураков не перепутай.
А ты, Литва, видно, и правда последнего ума решился. Ишь, шляпу надел. Цилиндр. Ну, ты на себя хоть в зеркало глянь: куда тебе в цилиндре? Ты что, трубочист? Ты Эстония, что ли? Очки бы уж тогда лучше нацепил.
– Наташенька, но я же в очках ничего не увижу…
– С простыми стёклами надень! Всему надо учить… Стой! А ты почему такой высокий? Глянь, ты с Ваню ростом! Это что?! На табуретку небось залез?.. Точно, тренируешься на трубочиста. Ну, щас будет тебе проба сил… Это, знаешь, хорошо, что ты без очков… это тебе повезло.
И Наташа, не оборачиваясь, от всей души лягнула ногой назад, в том направлении, где находился Торис.
Да, Торис залез на табуретку. Он хотел показаться выше, хотел создать симметричную композицию. И вообще. А что такого?.. Японию попросил сфоткать. А Наташа, не разобравшись, всё испортила. Зачем он только решил перед зеркалом порепетировать, зачем ей заранее показал, что должно было получиться. Лучше пусть посмотрела бы сразу фото. Ей понравилось бы. Она такая красивая Алиса… он бы любовался потом, вспоминал... А теперь всё зря, всё насмарку. Теперь не полюбуешься, только вспоминать осталось. Кости все вроде в порядке, ничего не сломал, и то ладно. Да уж, долго эта фотосессия не забудется. Эстония узнает, непременно издеваться будет. И Ванька шипит, зачем шарф уговорил снять, зачем подставил. Да и уши он не очень-то хотел надевать… И Катюша теперь съест за Ванин шарфик, а главное – что корона её дизайнерская на гламурном фото не запечатлелась. Хорошо хоть цела осталась, никто эту корону не смахнул, никто на неё не свалился, а ведь могло бы такое быть. И цилиндр слетел...

26.10.2011

@темы: чёрный юмор, Россия, Литва, Иван и другие, Беларусь

14:23 

От забора — и без обеда

Написано на Осенний фестиваль в сообществе Axis Powers Hetalia Festival, по этой картинке.


*

Сидит Ваня на полу, весь такой в глубокой задумчивости, что аж перчатки забыл снять. Сам Литву — Ториса — за руку держит, а сам в перчатках. Спрашивается, смысл? Брезгует он так, что ли?.. Ну, и зачем тогда вообще за руку брать, если брезгуешь?
И аж позеленел, бедняга... я эту картинку смотрю только в окошко, я не чую, отчего он позеленел. Может, пахнет там, в этой комнатушке. Может, Торис давно уже лежит. И вообще, может, десять лет уборку не делали и окна не открывали. С них станется.
...и такие тени на полу странные. Окно в одну сторону, а тень в другую. И подсолнух какой-то ощипанный валяется. Наверно, Торис на этом подсолнухе на Беларусь гадал. Любит — не любит. А Ваня увидел, ну и... расстроился. Погорячился. И теперь — вот. Закапывать надо. А припрячь некого. Большая проблема. И лопата неизвестно куда задевалась. Никакого даже намёка в мыслях — где бы она могла быть. Да где угодно. Может, под диваном. А может, в огороде. Ториса отправить бы поискать, уж он бы нашёл... но нет, не получится.
И так Ваню это всё озадачивает, в таком он из-за этого глубоком трансе, что вот-вот, кажется, рядом с Торисом свалится от вони и духоты — и сам не заметит. Или вывернет его прямо на Ториса... Надо бы, что ли, выйти проветриться... Авось и голова лучше соображать будет, вспомнит, где же лопата. Эх, эх, а так хорошо было, сам всё испортил.
Попробовал Ваня с полу встать — не может. Во-первых, мутит, шатает, в глазах зелено. Во-вторых, нога затекла. А в-третьих, голос загробный вдруг послышался: "Иван! Иван! Лопата в погребе!.."
Помотал Иван головой, мушки перед глазами покружились, а легче нет, не стало. Всё то же самое. И опять голос: "В погребе, говорю! Не слышишь, что ли?"
"Нет уж, Торис, — думает Иван, — этот номер у тебя не пройдёт. Я тебя знаю. Я тебе поверю, полезу в погреб, а ты меня там и закроешь. А уж как вылезу, я тебя так уделаю, что ты и с того света являться не захочешь. Спасибо, конечно, но прости — не верю". И тут Торис его за руку — хвать!
Завопил Иван от неожиданности:
— А-аа! — на ноги вскочил — и вон из комнаты. А Торис вскочил — и за ним. И кричит:
— Иван, подожди! Да послушай ты меня! Да нормально всё! Живой я! Это я притворялся! Думал — может, у тебя хоть совесть проснётся!
Стоит Иван, слушает его, смотрит грустно так:
— Совесть, говоришь? Кто бы говорил. Иди давай, ищи лопату... ладно, я добрый нынче — огород вскопаешь мне. Да как следует копай, старайся! Колоколокол...

26.10.11

@темы: Иван и другие, Литва, Россия, чёрный юмор

13:40 

Зимний сон

Иван – Россия, исхудалый, измождённый, лежит на снегу в полусне, полузабытьи. Робко приближается Наталья – Беларусь, наклоняется, легонько тормошит его:
– Иван!..
Никакой реакции.
Иван видит сон: тёплое море, солнечный полдень, он сам – на балконе коттеджа, в шезлонге, лениво смотрит на море. Не в пальтишке, конечно, а в футболке и в белых парусиновых штанах; только шарф – неизменный. Столик, на столике блюдо с фруктами, рядом, в вазе – букет, не подсолнухов, а гелиотропа.
Иван улыбается во сне.
Наталья опускается рядом с ним на колени, тревожно всматривается в его лицо, тормошит чуть сильнее:
– Иван! Ты что?
Никакой реакции.
Снова краткое видение солнечного моря, Лазурного берега.
– Иванушка! Милый! Не спи, нельзя спать…
Открывает глаза; мутный взгляд.
– Наташка… Тебе чего, а?
– Нельзя спать! Вставай, а то замёрзнешь!
– У'ди, Наташка… у'ди, не мешай… убью.
И снова проваливается в забытьё.
Видение: морская вода, солнечный день, но море уже не в блеске и мареве, а яркое, синее. Океан. Атлантика?.. Яхта под белым парусом; на палубе, на носу корабля – Иван, радостно улыбается.
…Серые снежные сумерки, подсвеченные мрачным рыжевато-розовым; темно так, что Иван и Наталья еле видны. Она поднимает его голову, держит в руках, потом кладёт себе на колени, смотрит на него, сонного. Иван снова слабо, бессознательно улыбается. Наталья плачет, тихо, почти про себя, опять зовёт по имени: «Иван…», – капает слезами ему на лицо. Он открывает глаза, на сей раз ясные: «Наташа… сестрёнка. Не бросай меня, хорошо?..» Она улыбается сквозь слёзы: «Не брошу, Иван, родной мой, только ты вставай поскорее, не спи».
Но он снова забылся. Теперь он на яхте среди океана вместе с Натальей; они держатся за руки, детство не кончается никогда.
Тем временем Людвиг с несвойственной ему мягкостью издали зовёт: «Наталья!»
Она поднимает голову, смотрит туда, откуда слышен голос. На лице Ивана улыбка сменяется выражением боли. Людвиг всё так же мягко, ласково продолжает:
– Наталья… брось его. Не надо… пропадёшь с ним. И сам он пропащий, и ты с ним пропадёшь. Вон, смотри, Украина его уже знать не хочет, живёт и в ус не дует. Да и не нужна ты ему; не до тебя ему сейчас… сама видишь. – Тут Людвиг на мгновенье жестоко и холодно усмехается, но сразу продолжает с прежней мягкостью:
– А лучше знаешь что? Выходи за меня замуж. А?..
Беларусь глядит в его сторону, по-прежнему тихо плачет и ничего не отвечает.
Над Иваном в его сне чёрное небо и зелёное полотнище полярного сияния. Он открывает глаза, смотрит вверх – и над ним то же сияние.

12.10.2011

@темы: современность, Россия, Иван и другие, Германия, Беларусь

Про Ивана — Россию

главная